Наших 50

Наших 50

13 статей
Все статьи автора

Сергей Махно. Дизайн без канонов

Сергей Махно

Сергей Махно

основатель Sergey Makhno Architects
Мне иногда очень хочется рисовать. Этот процесс успокаивает. Я кайфую от этого. Могу медитировать со своими работами очень долго. Делаю так, как чувствую. Закончу, когда почувствую
Личности 447 0 автор.

Мы застали Сергея Махно в его мастерской. Именно в тот искренний момент основатель одной из наиболее успешных архитектурных студий Sergey Makhno Architects работал над лампой Volcanoo. И это то самое время, когда стоит говорить о настоящем.

Недавно я нашел старое фото из семейного архива: в 2004 году меня награждали премией «Выбор покупателя» «Найкращi меблi року». Это была моя первая премия. Потом пришел период, когда я делал мебель, но она никому не была нужна, и я забросил это дело лет на 6-7. Меня просто отвернуло – я не хотел ничего создавать. Хотя изначально меня перло. Я делал целую экспозицию. Сейчас, последние четыре года, это направление существует у меня в мастерской. Уже официально. И пять человек конкретно занимаются предметным дизайном каждый день. Проектируют, изготовляют. Мы работаем с производствами по всей Украине: от мелких мануфактур до больших заводов, производящих под нас серии продуктов, которые я создаю.

Рождение происходит очень просто – из-под карандаша, из-под идеи. В 2013 году была моя первая «персоналка», где я показал все предметы, которые были мной придуманы, от ложки до кровати: посуду, мебель, декор, лампы, диваны. За это время я разработал более 250 предметов. Последние четыре года мы создаем их с командой, у меня в мастерской есть целый отдел предметного дизайна.

В основном я рисую, придумываю, генерирую идеи, детализирую, определяю материалы. Думаю над концепцией. Также моя задача – найти тех, кто это изготовит. Например, сейчас мы определили, что двигаемся в разрезе ваби-саби («истина в простоте» – философское понятие в японской культуре. – Прим. ред.). Я рисую целую серию того, что для меня значит ваби-саби. А потом моя команда дорабатывает концепцию. Сейчас я имею возможность делать то, что мне нравится. Компания находится на том уровне, что мы выбираем, с кем работать. Наши клиенты, прежде всего, – это люди, близкие нам по восприятию. Они доверяют нам и в большинстве случаев дают свободу делать так, как мы считаем правильным.

Я редко леплю из глины сам. Но сама идея предмета и его видение – мое. Отчасти на творение влияет скульптор, который непосредственно изготавливает предмет. Как показывает практика, у нас получается неплохой симбиоз. Например, эти люстры лепил и обжигал мой друг-скульптор Сергей Радько.
Я вдохновляюсь его работами. Мы с ним думаем одинаково. Сейчас многие говорят, что Махно не рисует, что он бизнесмен. Но я до сих пор рисую и прусь от этого, а потом реализую эти вещи.

Если сказать, что Марк Ньюсон – дизайнер и бизнесмен, то да, Марк Ньюсон – дизайнер. А Заха Хадид, Норман Фостер, у которого работает 800 человек? Но ни у кого не возникает вопрос: «А Норман Фостер ли придумал это здание?».

Вы можете посмотреть мои зарисовки и увидите, сколько времени на это уходит. У меня в прошлом году было 27 перелетов. Я посетил 46 стран в мире для того, чтобы сейчас сидеть здесь и выдавать информацию. Пропускать ее через себя и реализовывать проекты, которые раньше в Украине не реализовывались. Поэтому предметный дизайн для меня не просто важен – это часть моей души, настроения, энергии.

Вообще, у меня мечта: построить музей Contemporary Art, в котором было бы искусство, скульптура, живопись и обязательно керамика. Еще деревянная скульптура. Мне это близко. Еще из моего любимого – это бетон. Сейчас мы получили первую международную премию Red Dot Award за бетонную декоративную плитку. И в ближайшее время, наверное, получим вторую, так как прошли в шорт-лист с еще одной работой.

Сейчас у нас в работе хороший проект – мы строим в Берлине гостиницу. Большую, интересную. Строим офис в Китае. Открываем в Лондоне свой собственный офис. А вот сейчас – делаем лампу (смеется. – Прим. ред.).

Раньше мы продавали предметы дизайна только своим клиентам – примерно трем процентам из ста. Сейчас почти 60 % наших клиентов покупают предметы студии Махно после того, как мы сделали им дизайн квартиры или офиса. Если посмотреть наши реализованные проекты, то, наверное, нет ни одного, где бы не висела наша люстра или не стояла наша керамика. 

Я изучаю культуру и искусство Японии. Мне очень нравится то, что они делают. Мне это близко. И я нашел сходство между Японией и Украиной. Есть даже такая японско-­украинская архитектура. Потому что в XVIII веке наши культуры были очень схожи по архитектуре и материалам.

В 20 лет я хотел быть коллекционером современного искусства, а сейчас могу сказать, что уже состоялся. Я коллекционирую украинскую зооморфную скульптуру. Я собирал ее в разных уголках Украины. Там есть как авторские работы, так и творчество неизвестных мастеров.

Почему именно звери? Так сложилось исторически. Керамика мне с детства нравилась. Мои родители из Полтавы, а там народное творчество очень колоритное и ярко развито.

Я думаю, что Lakuna или Volcanoo  (авторские лампы Сергея Махно. – Прим. ред.) можно вешать в любой интерьер. Такая лампа может существовать и в классическом дизайне. Но ее стихия – все-таки современный интерьер. Сейчас нет канонов: так делаем, а так – нет. Сейчас чем больше странного в интерьере, тем интереснее. Эра экспериментаторов и людей, которые не боятся экспериментировать.

Фото Сергей Комаров/NM House
Стилист Наталья Жема/NM House

Комментарии (0)

    Вы можете авторизоваться на сайте через:
    GoogleInstagram