NM House People

NM House People

35 статей
Все статьи автора

Когда со всем миром на одной волне

Личности 399 0 автор.

Виталий Ивахов – эксперт интерьерного бизнеса, основатель сети салонов «100% интерьер», спикер и бизнес-тренер. Говорим об истории его бизнеса, First Family Collection, европейских выставках, планах на будущее, о том, как правильно себя продать дизайнеру интерьера и как не попасть в мавзолей.

NM HouseВиталий, Вы на рынке Украины больше 20 лет. Как Вы пришли в этот бизнес? Интерьер был Вашим хобби? С чего все началось?

- Виталий Ивахов: Период, который был 20 лет назад, я часто называю предпринимательским этапом ведения бизнеса – когда ты занимаешься всем, чтобы выжить. Это были 90-е годы, и мы искали что угодно. У меня был школьный друг, который жил в Барселоне. А Испания – место, откуда тогда можно было привезти керамическую плитку. На тот момент это была мечта советского человека, который впервые узнал о понятии «евроремонт». И так сложились пазлы, что мы стали первыми, кто предложил в Украине выгодную цену на испанскую керамическую плитку. Ведь у нас все пытались ее продавать по 25 у. е., хотя в закупке она стоила 5 у. е.

Началась эпопея плитки. Через полгода мы продавали уже по 15 контейнеров плитки в месяц. Так создалась компания под названием «Испанский дом». Потом к плитке добавились ванны, к ваннам прибавился так называемый европаркет, затем – ламинированные полы, унитазы и недорогая мебель для ванной комнаты. Несмотря на то что мы были в Запорожье, плитка, привезенная нами, расходилась по всей Украине. Дальше компания разрослась по разным направлениям, и мы превратились в огромную корпорацию.

NM House: Что подтолкнуло Вас к открытию шоу-румов?

- К 2005 году мы поняли, что хотим идти в область создания интерьеров с хорошим вкусом. Для этого мы полностью перезагрузили стратегию. Она заключалась в том, чтобы компания стала в центре интерьерного дискурса в стране, чтобы с нами советовались дизайнеры. Не быть продавцами, а стать создателями лучших украинских интерьеров. Нашей миссией было помочь добросовестному дизайнеру создать интерьер с хорошим вкусом.

NM House: Какие шаги Вы предпринимали?

- Мы инвестировали деньги не столько в экспозиции, дистрибуцию, развитие салонов и новое строительство, сколько в систему знаний, которая состоит из программы «Курс интерьера» и регулярного посещения всех-всех обучающих мероприятий. Это началось осознанно, где-то с 2004 года. В 2005 году была разработана стратегия, и все наши следующие салоны строились уже в соответствии с ней.

Салон перестал быть местом, в котором нужно что-то купить. Он стал местом, в котором мы должны помочь принять правильные решения. Это своего рода пространство для принятия правильных интерьерных решений. Раньше салоны были местами, в которых нужно было просто иметь товар в наличии. Потом они стали местами, в которых людям показывали, как интересно могут сочетаться между собой предметы. Сейчас салоны должны стать тем пространством, где люди могут легко приходить к правильным решениям.

Огромное количество каталогов есть в интернете. Людям уже не нужно видеть предметы мебели, чтобы понять их качество, потому что все и так уже это понимают. Я даже говорю, что в XXI веке некачественных товаров не существует: все товары качественные на свою цену. Важным является не столько качество, сколько надежность и долговечность, а также то, какой смысл предметы несут для интерьера.

NM House: Я наблюдаю за Вами с 2008 года, за Вашим каналом на Youtube. У Вас интересная точка зрения по поводу трендов и тенденций. Как Вы определяете для себя последние – с помощью внутренней интуиции или больше опыта? Может быть, Вы этому где-то обучались?

- Я все время учусь, все время читаю, стараюсь ничего не пропускать. У меня нет академического образования в этом направлении. Хотя я скажу, что то, чем я занимаюсь, относится больше к области семиотики, философии. Мы с командой работаем на стыке философии с психологией. Если говорить о семиотике как науке, о знаках и способности расшифровывать знаки, то, безусловно, я прочел об этом ряд книг. Это то, что мне интересно, я занимаюсь этим уже 16 лет и посвящаю этому большую часть своего времени.

Второй аспект – это технологические знания. Мы давно занимаемся продажей мебели и тысячу раз сталкивались с этим. Я стараюсь делать какие-то выводы и комментарии. Они бывают нелепыми, но часто получаются и интересными.

Во многом я благодарен своим учителям – это учителя в области психологии, способности осознавать происходящее.

NM House: Кто был Вашим учителем?

- Это был наш корпоративный тренер Михаил. Частью корпоративной культуры были тренинги личностного роста, на которых он учил нас способности осознавать свои чувства, осознавать происходящее, быть внимательным к себе и окружающим. Собственно, то, как мы анализируем стенд… Я бы не назвал это трендами, тренд – это скорее выводы. Мы анализируем определенные маркеры, определенные атрибуты, которые мы видим в кадре. Способность видеть то, что перед вами, оказывается, не врожденная способность людей. Это тренируемая способность. Для того, чтобы видеть больше, нужно уметь себя отпускать, расслабляться. Быть везде и нигде, скользить вниманием по происходящему... У меня есть своя накатанная практика, как я это делаю. Безусловно, это не какой-то величайший талант. Мы и сейчас продолжаем тренироваться.

NM House: В мире есть опыт великих, например Стива Джобса. А как Вы готовитесь к своим выступлениям? Может, вспомните какие-то курьезные моменты?

- Безусловно, на каждом семинаре я должен быть спонтанным. И когда я комментирую выставку, я тоже должен быть спонтанным. Но как я всегда говорю, спонтанность может быть хорошо подготовленной. Стив Джобс очень хорошо умел к этому готовиться. Я стараюсь учиться у великих, читаю их книги.

Свою речь я проговариваю перед семинаром сотни раз. Выступления в основном происходят так: я просматриваю текст, а когда уже начинаю говорить, то стараюсь дышать (смеется), ни о чем особенно не думать и чувствовать аудиторию. Я всегда начинаю с того, что спрашиваю: зачем вы пришли, в чем миссия? Когда люди отвечают, они фактически и строят для меня структуру выступления. Она уже есть в виде скелета, но какая часть будет больше, а какая детальнее – тут я стараюсь позволить тому, что я знаю, самому выплыть в нужный момент и быть рассказанным. А курьезы наверняка есть, это всякие глупости, у меня их полно. Но их нужно на видео смотреть (смеется).

NM House: Вы смотрите видео своих выступлений?

- Да. Иногда мне удается сказать: давайте быстренько это уберем, пока еще не все над этим смеются. Но с другой стороны, я точно не собираюсь становиться Богом. Тут вопрос в том, чтобы принести пользу. Самое крутое переживание – чувствовать, что ты кому-то нужен. Мы живем в великие времена, когда тысячи людей становятся волонтерами и отдают свое. Тот, кто это ни разу не пробовал, не может понять, какой это кайф.

NM House: Вы пили валерьянку перед первым выступлением?

- Нет-нет, я не боюсь камеры. Для меня это совершенно нормально. Раньше я использовал много крепких слов, и некоторым людям это было удивительно и непонятно (улыбается). Они у меня переплетались с итальянскими и английскими словами. Иногда надо мной смеются.

Когда мы идем по выставке, камера включена все время. И наш оператор Василий сделал целый фильм под названием «Бонжорно», где он нарезал звук так, что все надо мной смеялись (смеется). Я считаю, что если над вами никто не смеется, это ужасно. Если над вами никто не хочет пошутить первого апреля, то вам уже кранты. Значит, вам дорога в мавзолей. Поэтому я рад, когда меня подкалывают. Ну как рад… Сначала я, конечно, не радуюсь, но потом думаю: слава богу, значит, все нормально, я еще живой.

NM House: Какие из европейских выставок Вы считаете топовыми? Какие бы посоветовали посетить не только дизайнерам интерьеров и архитекторам, но и потребителям  – для личного развития и расширения кругозора?

- Я, конечно, обо всех сказать не могу. Мы ездили на выставку в Валенсию, на испанскую мебельную выставку в Мадрид, безусловно, в Париж, посетили Мебельный салон в Кельне. Сложно сказать. Смотря, какая у вас задача, с какой целью вы собрались на выставку. Если действительно что-то выбрать – то это Миланский мебельный салон. iSalone – это очень важное событие, возможность погрузить себя сразу, в один присест, в атмосферу интерьерного дизайна. В Миланском мебельном салоне нужна определенная инструкция, что смотреть. Но если говорить упрощенно, то нужно зайти в 16-й и 20-й павильоны, а оттуда переместиться в 5-й и 7-й. И даже если у вас больше ни на что не хватит времени, считайте, что вы все уже увидели.

NM House: Вы сказали хорошую фразу: если вас не подкалывают, значит, вы не живете. У меня тоже есть интересная фраза: если вас не копируют, значит, вы неинтересны. Вы замечали, что вас копируют?

- Конечно (смеется). У нас все время все копируют. Иногда у нас копируют те, кого мы считаем для себя примером, лидером рынка. Только мы придумаем что-нибудь гениальное, приедем на выставку в Милан – хлоп! Все украли! Еще до того, как мы придумали (смеется). Я шучу.

Но для нас это очень приятно. Мы понимаем, что то, что мы придумали, находится в векторе. И этот вектор нам абсолютно понятен. Мы придумываем что-то, приезжаем, смотрим – а они уже это сделали. Конечно, они сделали классно, дорого, они могут себе это позволить. На них приедут смотреть тысячи и тысячи зрителей, на нас – нет.

А второе – то, что нас здесь копируют все и всегда. Мы были первыми, кто в 2013 году после девяти месяцев испытаний создал невидимую дверь, и первыми, кто запустил этот проект. Сегодня в Украине, я думаю, компаний двадцать предлагают невидимые двери. Идея на самом деле не наша, она уже была. Просто мы были первыми в Украине. Но есть те, кто даже украл у нас дизайн профиля. Возможно, они даже продают дверей больше, чем мы, – не знаю точно (смеется).

NM House: Вы открыты для других дизайнеров?

- Конечно. Нашей задачей не была работа только с одним дизайнером, заказчику это было бы скучно. Например, в каждой крупной компании в Италии есть человек, который является арт-директором, но компания привлекает и других. У нас есть изделия Никиты Власова, Юры Цеглы. Кухню, кроме той, которую делает Евгений Литвиненко, сделал Сергей Готвянский. Сейчас говорим с Сергеем Махно по поводу ряда предметов. Мы точно не будем работать только с одним дизайнером. Один – это мало.

NM House: Из моего многолетнего опыта общения с дизайнерами интерьеров я сделала вывод, что большинство из них стыдится некоторых своих работ. Как дизайнеру правильно общаться с заказчиком, чтобы потом не стыдно было опубликовать все свои работы?

- Это разговор о ценностях. Когда мы говорим о работе дизайнера, мы говорим о ее бизнес-составляющей, которую нельзя упускать. На самом деле, дизайнер – это в первую очередь продавец. Собственно, умение продавать, как говорит Кийосаки, – это хорошее умение для любого человека. Если вы не умеете продавать, то вам будет трудно в жизни. Потому что умение продавать включает в себя набор определенных личностных способностей и характеристик. И если мы говорим о том, что дизайнер – продавец, то дизайн – это создание того, что нужно продать. Вопрос, скорее всего, касается не очень удачных интерьеров, за которые получены деньги. Ценности – это то, через что вы не переступите, даже если вам предлагают деньги. Безусловно, тревога о том, чтобы выжить, заставляет людей переступать через ценности. Все гадости делаются со словами: «Пойми, у меня семья». Складывается впечатление, что если бы у людей была куча денег, то они бы не делали гадостей…

Я очень часто рекомендую дизайнерам публиковать свои нереализованные объекты. Потому что любая реализованная идея всегда искажена нехваткой бюджета, времени, недоверием и недостаточно хорошим вкусом заказчика. И уж только потом идет недостаток компетентности дизайнера, на пятом месте. Поэтому если дизайнер хочет хорошо продвигаться, ему нужно иметь портфолио нереализованных объектов. Это дорого, но иногда ему придется создавать что-то очень классное и отстаивать свой замысел, объяснять, почему именно он так делает. Если вы показываете свои старые реализованные объекты, которые хуже или лучше, то все, что вы сообщаете: «Смотрите, я сделал хоть один объект, я не лопух, вы можете ко мне прийти». Об этом же говорит и наличие студии: «Посмотрите, у меня есть студия, и, наверное, я сделал хоть один объект». Или: «Посмотрите, у меня есть диплом». Дизайнер, по моему мнению, должен продать себя заказчику, показывая, что он способен создать. Если дизайнеры стыдятся своих интерьеров, но делают – это значит, что они переступают через свои ценности.

NM House: Ваше правило предпринимателя номер один, если таковое есть…

- Нет, такого правила нет. У меня есть определенная система.

NM House: Может, свод правил?

- Свод правил, наверное, существует. В бизнесе у меня есть та определенная структура, которую мне преподавали мои консультанты и учителя. Она включает в себя понятие визии компании. Это ответы на вопросы: кто те клиенты, которым мы служим, в чем наши ключевые компетентности, которые мы обеспечиваем, и каков наш продукт, который мы несем клиентам? Кем мы хотим быть для наших потребителей в пятилетней или трехлетней перспективе? Каковы наши ценности, чем и ради чего мы готовы пожертвовать деньгами и дополнительной прибылью?

Когда мы говорим, что поможем создать интерьер с хорошим вкусом, то как минимум еще сто или двести компаний скажут: «Да-да, мы тоже это делаем». Ты должен ответить: «Да, миссия у нас может быть похожей, но способы ее выполнения отличаются». И наш способ – это и есть те элементы, которые разложены у нас в разные бизнес-процессы и четко структурированы. У них есть индикатор результативности, по которому мы оцениваем и выбираем. Мы следим за тем, как мы исполняем свою миссию, наблюдая за показателями результативности компании, среди которых далеко не только финансовые показатели, но вся воронка продаж.

NM House: Стратегию компании Вы разрабатываете сами? Или все вместе?

- Не сам, а все вместе. У нас есть форматы командной работы, брейнстормы. Безусловно, понятие визии – это прерогатива лидера. Кем мы будем через время – это я должен правильно сформулировать и сказать команде. И в компании остаются те, кого это зажигает. Просто делать деньги невозможно, нужно каждый день делать что-то интересное и помнить о деньгах. Я говорю всегда: деньги в бизнесе не могут быть самым главным, но это первое. Деньги – это как кровь. Нельзя сказать, что в жизни человека кровь – это самое главное, но без крови он умирает. Если кровь не пульсирует по жилам, то человек не может жить, но смыслом жизни она не является, смысл жизни лежит в другой плоскости. Так и здесь. У бизнеса в долгосрочной перспективе выживания должны быть свои смыслы, и это никогда не деньги. Но не дай бог бизнесу не быть внимательным к своим денежным потокам. Если за этим не следить, бизнес может себя уничтожить.

NM House: Что должно быть у человека, которого Вы собираетесь нанять?

- Есть история о кофе... Мы долгое время были представителями кофейного бренда, и однажды возник вопрос, почему поменяли представителя в Турции. И нам ответили: «Когда на встрече дистрибуторов человек, который представляет кофейную компанию, в перерыве выходит и заказывает чай, у нас с ним не остается ничего общего. Нужно, чтобы он любил кофе». Для меня точно так же: нужно, чтобы человек любил то, что мы делаем. Человеку это должно нравиться, это должно его зажигать. Основные смыслы жизни лежат там, где вам интересно. Нет ничего важнее, чем собственное развитие. Если человеку интересно, дальше мы смотрим на другие его компетентности. Конечно, чтобы работать в области предметного дизайна, желательно дружить с цифрами и размерами, читать и развиваться, быть цифровым и современным. Все остальные способности тренируемые, и у нас внутри компании есть определенная система тренингов. Нет такого вуза, где бы подготовили специалиста, которого мы ищем. Но в первую очередь этому человеку должно хотеться создавать красивый интерьер.

NM House: Сейчас существуют шоу типа «На ножах». Я думаю, принцип Вы знаете: одни рестораторы учат владельцев других ресторанов, как нужно вести бизнес. Если бы создали такое шоу, где успешный владелец шоу-рума с интерьерной тематикой учил бы других правильно вести этот бизнес, Вы бы согласились его возглавить?

- Теоретически да. Почему бы и нет? Можно говорить об элементах шоу во всех этих программах, но если не быть ханжой и отвлечься от снобистской критики, то в каждой из них есть что-то, что может быть полезным. Да, это развлекает, но и крупицы пользы там есть. Я считаю, что это интересные проекты. Мне нравятся. Я всегда соглашаюсь на подобные штуки, если я там на самом деле актуален, а не просто меня бы притащили туда для массовки.

NM House: Чего бы Вы пожелали на ближайшие пять лет компании и себе лично?

- У нас записано все, что мы собираемся сделать (улыбается). Так скучно: вся жизнь расписана наперед. Наша визия на пять лет заключается в том, чтобы стать самыми востребованными создателями компактных интерьеров.

NM House: Вектор на уменьшение?

- Да. Ближайшие пять лет – это интересная тема. Люди будут хотеть жить компактнее и больше перемещаться. Раньше состоятельный человек стремился построить дом, оградить его огромным забором и внутри построить себе какую-то счастливую мини-страну. А за воротами этого забора, понятно будет мерзость, разрушенные дороги, катастрофы. В цивилизованном же мире за твоими воротами – интересная страна, ровные дороги, улыбающиеся люди. Я верю, что будущее Украины – это больше здравого смысла вокруг нас. И его уже в тысячи раз больше! Мы приходим к тому, что следующее поколение не будет стремиться обязательно создать себе здоровенный дом. Квартира будет местом для восстановления сил. Туда можно будет приехать вечером и отдохнуть. Там будут храниться вещи, будет небольшой шкаф с кроватью и компьютером. Современные люди не любят зависимостей. Зависимостей от стен, телевизора или холодильника. Если вчера большой дом был всеобщей мечтой, то сегодня все больше людей, которые воспринимают большой дом как что-то обременительное. Им нужно компактное жилье, и они будут искать тех, кто поможет сделать компактный дом-смарт. Поэтому в ближайшие пять лет нам бы хотелось помогать людям создавать классные компактные интерьеры.

Компактность – это, по сути, пришедший к нам опыт Южной Кореи, где дома небольшие, а квартиры – еще меньше…

Это опыт мира. Мой ребенок сейчас в Лос-Анджелесе, и он говорит, что сейчас там есть целые курсы и тренинги о том, как компактно хранить вещи, как жить в маленьких пространствах и прочее. Это опыт во многом, конечно, японский – опыт организации жизни на очень маленьком пространстве. Умение жить компактно, возможно, идет с востока. Но сегодня мы имеем интернациональный движущийся мир. Мне компактность жутко интересна потому, что это такой вызов, это задачка, тут нужно подумать. Здесь есть открытия. И у нас их полно, начиная с нашей кухни. Это новая тема, новый раздел, целая новая книга, которую нам сейчас предстоит написать вместе со всем миром. Быть со всем миром на одной волне – страшно прикольно, для меня это драйв.

 Беседовала Ксения Триняк

©NM House

Комментарии (0)

    Вы можете авторизоваться на сайте через:
    GoogleInstagram