Юлия Троцевич

Юлия Троцевич

96 статей
Все статьи автора

Уорхол отдыхает

Личности 677 0 автор.

Работы Василисы Кирилюк могут украсить любой интерьер, но, по словам художницы, идеально они впишутся в лофт, хай-тек и модерн. А вот сама Василиса не вписывается ни в одни привычные рамки. Она далека от богемного образа жизни, считает себя приземленным человеком и рисует картины от скуки.

Про стили и художников

Картины в интерьере – это, прежде всего, декор, украшение. Для кого-то они могут нести особый смысл. Но я покупаю картину по принципу: как красиво, мне нравится.  Считаю, что главная задача картин в интерьере – радовать глаз, украшать, быть ярким цветовым акцентом.

Мечтаю, чтобы мои картины жили только в стиле лофт. Он мне очень близок и когда-нибудь мой дом будет оформлен именно так. Возможно, они также хорошо впишутся в хай-тек или модерн. Если говорить о других художниках, то для этих стилей подошли бы работы Эгона Шиле. Из молодых – Артема Прута. В классике я вижу картины современной художницы Ульяны Нешевой.

Некоммерческий подход

Пробовала рисовать под заказ, но, честно говоря, не пошло – заказчики сильно «нависают». И это напрягает. Вначале человек говорит: «Делайте на ваш вкус», а потом начинается: «Это не то, тут немножечко не так, давайте поменяем стиль» и т. д. Для меня картины это не коммерция. У меня есть основная работа, а рисую потому, что мне нравится сам процесс. Мне кажется, что любая картина найдет свою аудиторию и своего покупателя. Мне давали разные советы по этому поводу: рисуй больше ню, рисуй портреты знаменитостей, которые недавно умерли. Но я рисую то, что хочется и то, что умею. 

Взяла и… натворила

Как рождаются образы? Сложно сказать. Чаще всего это происходит под влиянием каких-то обстоятельств. Одна из последних моих работ – портрет Мэрилин Монро. Накануне я посмотрела фильм «В джазе только девушки». Перед этим читала про то, как художники писали автопортреты, и решила сделать свой. А иногда – просто взяла и… натворила (улыбается). А вообще очень часто рисую просто так, чтобы чем-то себя занять.  Я бы могла придумать красивую историю о том, как я начала рисовать, но на самом деле главным толчком стала обычная скука. Вначале я очень много срисовывала, набивала руку, потом стали появляться свои идеи. Честно говоря, думала, что надолго меня не хватит, но затянуло.  У меня даже были запасные варианты – петь или научиться играть на барабанах. Последняя идея меня до сих пор занимает.

Про принты

Процессы создания картин и принтов для сумок и одежды отличаются. Вначале я хотела переносить картины на футболки, но это возможно только огромными партиями, к которым я пока не готова. Поэтому стала делать маленькие иллюстрации. Кроме того, я – перфекционист. При переносе картины на футболку она в любом случае будет немного обрезана, и сугубо эстетически я не могу на это пойти.

 

О прикосновениях

На моих картинах очень часто изображены прикосновения. Хотя в жизни я не люблю, когда ко мне прикасаются люди, даже близкие. Но я пытаюсь бороться с этим. Вообще мне очень нравится человеческое тело. Сейчас я изучаю академический рисунок, делаю это с основной целью – научиться рисовать руки и стопы. Мне очень нравятся красивые руки, особенно у мужчин. Но это никак не влияет на желание прикоснуться к этим рукам.

Про тату

Мои татуировки не имеют для меня глубинного значения, так как знаю, что всегда могу их перебить. Очень часто я делаю их у людей, рисунки которых мне нравятся и с которым мне хотелось бы познакомиться. Например, мне очень хотелось познакомиться с Алиной Гаевой, и я не нашла лучшего повода для знакомства, чем прийти к ней на татуировку.

Мое идеальное рабочее место там…

…где не перевернется стакан с водой. Чаще всего рисую либо на мольберте, либо на кровати, прислонив холст к стене. А так к рабочему месту я абсолютно не привязана. Я не отношусь к художникам, создающим иллюзию того, чего нет.  Cела и нарисовала. Получилось либо плохо, либо хорошо. Не нагромождаю философские конструкции, мои картины очень простые. Не хочется быть художником, работы которого сложно понять.

Про голодные времена и богему

Не люблю голодные времена и фразу о том, что художник должен быть голодным. У меня было три таких периода. Хочется забыть их, как страшный сон. Если бы я занималась только картинами, наступил бы четвертый.  Я к этому не готова.

Я далека от богемного образа жизни, совершенно не понимаю художников и не могу с ними общаться, потому что они «где-то там», а я, как мне кажется, более приземленная. Это помогает мне выжить в условиях нашего социума.

Мой идеальный дом

это мрачные тона. Например, черный и светло-серые оттенки, но при этом с яркими вкраплениями в виде картин, и с одной разрисованной стеной. Ванная комната тоже должна быть очень яркой. Еще в моем идеальном доме должны быть высокие потолки и огромные окна, много света и свободного пространства. Одним словом, стиль лофт – это мое. И, конечно, минимум мебели. Если начистоту, то для жизни мне нужны ванна и кровать, а все мои вещи, не считая мольберта и картин, помещаются в один большой чемодан.

Я горжусь собой, когда…

…отправляю маме деньги. Мама – это мой главный идейный вдохновитель в любых сферах, она очень многое в меня вложила, и я очень рада, что могу помогать ей сейчас. В остальном я считаю, что у меня редко что-то получается. Не бывает так, что я написала картину и подумала «какая молодец». У меня, наверное, синдром самозванца. Это когда ты понимаешь, что вроде бы все делаешь хорошо, но в голове у тебя: «Может, и не так хорошо, можно было бы и лучше».  Но когда рисую, я успокаиваюсь. Неважно что, неважно какая палитра. Успокаивает сам процесс. Представить свою жизнь без картин я уже, наверное, не смогу.

 Фото: Максим Костенко/NM House

 P.S. За локацию для съемки NM House благодарит Алексея Малицкого, соучредителя магазина MORZA.

Комментарии (0)

    Вы можете авторизоваться на сайте через:
    GoogleInstagram